Декларации и реальность накануне глобального кризиса

Эксперты всерьез задумались о соотношении деклараций, которые делают руководители Беларуси и России, и реального развития событий.

В конце прошлого года президент России Владимир Путин выразил довольно жесткую позицию в вопросе миграции: к 2015 году въезд в Россию должен быть разрешен только по зарубежным паспортам. «У нас до сих пор существует практика, когда граждане СНГ приезжают в Россию по своим внутренним паспортом … В этой ситуации обеспечить контроль практически невозможно … Въезд в Россию должен быть разрешен только по иностранным, а не внутренним паспортам граждан других стран» , — заявил он в ежегодном послании Федеральному собранию.

В то же время российский лидер высказался в пользу облегчения процедуры получения гражданства для тех людей, которые родились на территории Советского Союза и хотят переехать в Россию на постоянное место жительства.

Таким образом, Россия стремится, с одной стороны, оградить себя от нелегальной миграции и связанным с ней выводом денег из страны, а с другой — обеспечить прилив дееспособной и, главное, дешевой рабочей силы, которая даже если и будет сохранять связи со страной происхождения, но политически будет лояльная Москве из-за наличия российского гражданства.

Вроде бы разумная политика. Но она противоречит другому тезису, высказанному российским президентом, — о необходимости создания в стране 25 миллионов новых рабочих мест для высококвалифицированных специалистов. То есть, с одной стороны, надо привлекать мигрантов, поскольку не хватает рабочей силы, а с другой, нужно создавать рабочие места, потому что именно их и не хватает.

71

Правда, формулировка этой задачи устами российского лидера изменилось: исчезло слово «высококвалифицированных», а к слову «создать» добавилось слово «модернизировать». То есть, можно уже не создавать, а только «модернизировать» рабочие места. Но главное — другое: сформулировав эту задачу еще после прихода к власти весной 2012 года, Владимир Путин ни слова не говорит о том, что для ее решения за полгода уже сделано. Потому что не сделано ничего.

Российский лидер ничего не упоминает и о новой индустриализацию — концепт, который эксперты рассматривали как самый сильный пункт предвыборной программы Путина. То есть за полгода происходил не движение на пути реализации этого проекта, а просто отказ от него.

Еще более красивые слова по итогам прошлого года были сказаны российским президентом о развитии региональной авиации: «Важнейший приоритет развития — это региональная авиация, а также морские порты, Северный морской путь, БАМ, Транссибом, другие транзитные коридоры …. Нам нужно обеспечить в полном смысле транспортную связанность, единство всей российской территории «. Однако реальность заключается в том, что авиапром в России далеко не в лучшем состоянии, а правительство России продолжает вместо организации возрождения авияпрама лоббировать снижение ввозных пошлин на иностранные самолеты, в том числе уже и региональные.

На фоне такого контраста между декларациями и реальностью невольно возникают тревожные мысли о том, что же имеется в виду под созданием Евразийского экономического союза. Если сейчас, переходя от суверенного промышленной системы к системе «отверточной сборки», Россия превращается в территорию, где граждан России эксплуатируют транснациональные корпорации, то не будет ли образование ЕАЭС связано с превращением в территорию такого же рода еще двух стран — Беларуси и Казахстана?

Кстати, в Беларуси есть также повод для анализа соотношения деклараций и реальности. В частности, речь накануне нового года зашла о продекларированных сроках завершения модернизации деревообрабатывающей отрасли экономики и реальности полного срыва этих планов. Президент, посещая предприятие, расположенное недалеко от его малой родины, озвучил очень жесткие требования не только к ветвям, но и ко всей экономики страны.

«Однозначно у нас уменьшается объем программ по культуре, спорте — у нас все это уже есть в достаточном количестве, создана и в Минске, и в областях. Потому мы» перебрасывают «главные усилия на модернизацию промышленности. В сельском хозяйстве у нас уже все определено, осталось доработать по каким-то направлениям, а сейчас надо переносить средства на промышленность «, — подчеркивал Александр Лукашенко. И за этими словами, что бы ни говорили критики, есть понимание реальности: если в ближайшие 10-12 месяцев белорусские предприятия качественно не повысят свою конкурентоспособность и не завоюют новые рынки, то потом, в условиях второй волны глобального кризиса, их даже продать с дисконтом будет невозможно.

Но каким образом можно добиться того, чтобы требования главы государства были выполнены? Что может помешать эффективной реализации намеченных планов и модернизации промышленности в целом? И как можно устранить эти факторы риска?

От ответа на вышеназванные вопросы зависит даже больше, чем благосостояние белорусского народа и выживание страны в условиях глобального кризиса. От них зависит безопасность всего региона.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*