Cоциологическое сопровождение избирательной кампании

Давид Ротман, директор Центра социологических и политических исследований Белорусского государственного университета, считает: «Электоральные исследования — это один из самых интересных видов социологических исследований. В нашей стране они проводятся постоянно уже на протяжении более чем 20 лет. Здесь есть очень много нюансов. Исследования очень сложные. Сложность в том, что ситуация, в которой работают социологи, — нестандартная. Эта ситуация противостояния. Ситуация борьбы между кандидатами. Это, разумеется, влияет и на результат. А потому обязательно результаты исследований должны быть исключительно объективными и правдивыми.

Мы часто слышим, что есть государственные и оппозиционные социологи. Но это ерунда, ведь социологи бывают либо профессионалами, либо нет. Столько лет уже проводим исследования, и ни разу ни один чиновник или руководитель не предложил изменить какие-то цифры. Другое дело, что что-то может кем-то публиковаться , кем-то не публиковаться «. Кстати за последние годы просматривается тенденция того, что белорусы, что бы ни говорили, достаточно политически активны. А значит, и социологические исследования, касающиеся выборов, им интересны.

Игорь КОТЛЯРОВ, директор Института социологии Национальной академии наук, сообщил, что в конце июля — в начале августа специально к парламентским выборам было проведено большое исследование. По результатам можно выделить три блока проблем: явка на избирательные участки, влияние социально-политической ситуации в стране на избирательную кампанию и политические партии. «Более двух третей населения страны обязательно придут на выборы, — утверждал эксперт в начале дня голосования. — Плохо работают средства массовой информации и политические партии. Оказывается, что 75% белорусов получают информацию из случайных источников. Проблема партийности в нашей стране как была, так и остается. «Политические партии должны вести активную работу. Никто во время исследования не отметил, что политические партии играют важную роль в нашем электоральном процессе. В стране 15 партий. Им доверяют только 14,9% населения. Не доверяет — 35,9%. 23,6% — проголосовали бы против всех политических партий.

Половина населения страны не знает ни одной политической партии. И если лидеры политических партий говорят, что виновато государство, я спрашиваю: «Причем здесь государство, если вы не смогли реально использовать предвыборную ситуацию?». Никаких встреч с избирателями, других мероприятий. Кстати, ни от «левых», ни от «правых» партий. Их рейтинг сегодня на уровне 1%. Что это за политическая сила, за которую готовы проголосовать не более 1% избирателей? Наши партии совсем не занимаются никакой деятельностью. А без постоянной работы ничего на выборах не получится. У партий есть два самые слабые места: отсутствие креативных лидеров (бренда партии) и отсутствие теоретической работы (разработки конкретных политических программ).

Однако проблемы у нас не только с партийцами. Обычные кандидаты тоже себя не очень активно ведут. «Я еще не голосовал, — признается Игорь Котляров среди дня 23 сентября. — Я не знаю, за кого голосовать. Ни листовок, ни встреч. И это я еще себя считаю политически активным субъектом. А что делать обычным бабушки? Самый эффективный путь агитации — это ходить по людям самому и знать всех в лицо. Я так сам делал, когда избирался депутатом ». Что касается третьего аспекта, то более трех четвертей населения заявляют, что они ситуацию в стране характеризуют как стабильную, которая идет к улучшению. По сравнению с прошлым годом уже нет таких пессимистических настроений.

В ходе пресс-конференции экспертами был озвучен такой факт: у нас молодежь очень социально и политически активна.  Игорь Котляров ответил: «Сегодня у нас мажоритарная избирательная система. Значит, мы с вами голосуем за конкретного депутата. Плюс этой системы в том, что тебя знают и могут с тебя спросить. Другой нюанс в том, что, к сожалению, при мажоритарной системе выбирают только тех, кого хорошо знают. Не политика, а врача, председателя исполкома, других. И в такой ситуации молодой человек (условно 25 лет) еще не завоевал того авторитета, который нужен, чтобы пройти в парламент. Это недостаток всех мажоритарная система. Поэтому то, что мало молодежи в парламенте — это не проблема нашей молодежи, а проблема избирательной системы, которая является очень популярной в мире. Эта система работает против молодежи, а то, что молодежь у нас хорошая, образованная, умная, для меня понятно «.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*